3038 Просмотров

Здесь живут люди: коммунальный ад в Ижевске


Я очень люблю Россию: у нас прекрасная богатая страна, у нас талантливые трудолюбивые люди, великая история и культура. Но есть одна проблема: за окном насрано. На этом месте меня обычно обвиняют в русофобии и предлагают куда-нибудь свалить, раз мне так плохо здесь живется. Проблема в том, что я-то свалить могу в любой момент. Мне повезло: у меня есть работа, образование и возможность переехать на ПМЖ практически в любую страну мира.

Но ещё в нашей стране живут люди, которые переехать не могут. Они бы и рады – пусть даже не в Европу или США, но хотя бы в нормальное жилье без плесени, разваливающихся фасадов и прогнивших полов с дырками. Им, кстати, валить никто не предлагает почему-то. Их вообще не слышат, и до них никому нет дела. Между ними и властью стоит толпа липовых патриотов на зарплате.

– Дом аварийный, а коммуналка неподъёмная? А как же Олимпиада в Сочи? Не гордишься?
– Дети болеют, чёрная плесень повсюду и гнилые полы? А как же новости о том, что Алеппо взяли? А о том, что Пальмиру освободили (уже два раза)?
– Живешь в нечеловеческих условиях в 2017 году? Ютишься в гнилом бараке с тремя детьми, и всем на тебя насрать? Не стыдно ныть? Россия в кругу врагов! Оранжевые революции, Госдеп, Навальный! Сохраняй стабильность, сохраняй стабильность, враги, враги, оранжевая революция!

Я не знаю, в курсе ли Владимир Владимирович Путин, как живут простые люди. Вот когда он пригласил к себе Собянина и приказал снести пятиэтажки, он догадывался, сколько людей до сих пор живут в сгнивших бараках? По всей стране! В Архангельске, Омске, да даже в Москве!

Сегодня я хочу показать вам, как живут люди в Ижевске. Это не какая-то там глухая деревня. Ижевск — это крупный промышленный центр. Это город, где находится Концерн «Калашников», снабжающий знаменитым оружием полмира. Город, где делают станки, собирают автомобили. А где-то рядом с этими заводами люди боятся зайти к себе домой, потому что стена этого дома может рухнуть.

Материал об аварийных домах помог подготовить ижевский фотограф Иван Брус:

Район Ижевска Буммаш застраивался в 60-70-х, сюда селились рабочие завода бумагоделательных машин «БумМаш», расположенного неподалёку. После развала завода, в 90-х и начале 2000-х, район славился криминальными разборками, считался рассадником преступности. В наше время ситуация нормализовалась, и в Буммаше живут типичные обитатели советских «хрущоб». В районе домов 124 и 126 по Воткинскому шоссе есть всё для комфортной жизни: детский сад прямо во дворе, неподалёку школа и магазины, а прямо за домами начинается большой парк Космонавтов с аттракционами, домом культуры и маленьким зоопарком. Пешком 5 минут до кольца трамвая, ещё меньше – до остановки троллейбусов и автобусов, готовых увезти в любую точку города. Казалось бы, чего ещё желать?

Вот дом №126. Типичный многоквартирный дом коммунального типа с наросшими на боку грибами спутниковых тарелок.

Под слоем снега угадывается новый асфальт во дворе, видны пластиковые окна в подъездах.

Даже освещение на этажах модное, светодиодное, с датчиками движения.

Но жители этого дома недовольны своим положением. Что же тут не так?

Начнём с того, что у дома разрушается фасад.

Двери во всех подъездах открыты. Странно.

Двери убедительно просят не ломать. Хотя что тут можно сломать?

Увидев следующий подъезд понимаешь, почему. Со всех сторон от входа отваливаются кирпичи, слева от двери – дыра.

Через эту дыру видно объявление о продаже комнаты. Жильцов поздравляют с Днём Победы, предлагают обналичить материнский капитал и помощь наркозависимым.

Возле входа в подъезд лежат отвалившиеся кирпичи.

Лампу установили. Раньше света не было вообще.

Старшая по дому 124 Ольга Краснопёрова показывает одну из несущих стен при входе.

Ольга Краснопёрова, старшая по дому №124, живёт на 4-м этаже 124-го дома:

За коммуналку плачу около 4,5 тысяч, 1200 уходит только на электричество. Ещё 455 за [капитальный] «ремонт», платить мы не хотим за это. У меня прописано трое: я, муж и ребёнок. У нас бабушка за трёшку платит 2500 (за свет 300).

Я спрашиваю: куда мы платим? Мне отвечают, что деньги на ремонт уходят за долги дома, на данный момент у нас 660 тыс. долгов. Мы с мужем зарабатываем 40 тысяч в месяц примерно на троих с ребёнком. Денег на образование ребёнку уходит много, лучше пусть она в кружки ходит (и мы за них будем платить), чем на улицу, наркоманить. Чтобы взять ипотеку, нужно продать комнату. Продать мы можем максимум за 400 тысяч. За 400 тыс. первого взноса мы можем взять только однушку, с ипотекой на 20 лет по 18 тыс. в месяц, а жить гогда на что? Кушать ведь тоже хочется, и ребёнка надо кормить. Родителей нет, имущества никакого нет, у мужа только бабушка, но там своих ртов хватает.

Ступеньки сделали недавно, так как из-за влажности бетон раскрошился до арматуры.

Подъезд

Влажность как в пещере.

Скоро тут появятся сталактиты и сталагмиты.

Снаружи не намного лучше. Здесь когда-то была водосточная труба.

Остаток трубы торчит сверху.

В другом подъезде была тоже была дыра, но тут сделали «ремонт».

Впрочем, внутри всё так же.

Сырость повсюду.

Да, это вход в квартиру.

Пройдём в квартиры. Это не кадр из игры про зомби, здесь живут люди.

Со вспышкой видно лучше.

Общая кухня. Да, это коммуналки.

Рассада: скоро начало сезона. И обратите внимание на окна.

С потолком всё печально, повсюду плесень.

Общая ванная выглядит вот так

Смеситель. Тут почему-то краны «в британском стиле».

В комнатах отходят обои.

Счётчик вышел из берегов.

Вода течёт по каналам электропроводки.

Вы наверняка думаете, что в таком доме живут только пьяницы и наркоманы.

Отчасти это так. По признаниям местных жителей, около 70% населения этих общежитий – пьяницы и дебоширы, которым ничего не нужно, кроме бутылки «Глазовской» или «Сарапульской», продукции местных ЛВЗ. Раньше их свозили сюда чёрные риелторы, вынуждая продавать нормальные квартиры и покупая взамен самое дешевое в городе жильё. Но что насчёт оставшихся 30%?

Это молодые семьи, мамы с детьми, приехавшие попытать счастья в город из деревень или купившие на материнский капитал единственное доступное им жильё в городе.

Кажется невозможным, но в отсыревших хрущобах с отваливающимися потолками и проваливающимися полами, среди плесени и грибка, живут дети. Много детей.

При входе в комнату стекло объектива покрывается испариной. Влажность в комнатах просто сумасшедшая!

Тут, в 11 квадратных метрах, уже 5 лет живёт мать-одиночка Маша и её трое детей. Очень опрятная комната, где каждый метр использован с умом. Но на заднем плане можно рассмотреть, что всё далеко не радужно.

Этой зимой в квартире у Маши отошла стена. Напуганные жители вызвали МЧС, но те ничего сверхъестественного не выявили. Из-за затопленного подвала отсырел гипсокартон, и межкомнатная перегородка отошла. Комиссия осмотрела всё и уехала: сказали, что «ваша личная собственность – ремонтируйте сами».

Дети Маши постоянно болеют из-за сырости. Последние три года Маша пытается продать злосчастную комнату, но покупателей даже за 400 тыс. рублей не находится. Люди приходят, комната нравится, но, видя места общего пользования, они разворачиваются. Говорят, что такое жильё и даром не нужно.

Общая кухня в квартире Маши

Включен газ: сушатся чьи-то детские вещи. Маша говорит, что в комнате одежда не высыхает.

Общая ванная

Всё течёт и гниёт

Общий коридор

Идти Маше некуда, другого жилья нет, ипотеку одинокой матери с тремя детьми никто не даст.

Мария Жигалова, мать-одиночка, трое детей:

Живём тут пятый год. Влажность, сырость, грибок – мы как Богом забытые здесь. Мы постоянно болеем. Кашель, насморк, я сама на больничном. У меня комната уже 3 года на продаже стоит, люди приходят, комната нравится, но места общего пользования… Разворачиваются, говорят, что такое жильё и даром не нужно. Подъезд весь рушится, падают стены, рушатся. У нас 11,1 кв. метра. Хотя бы уже за 400 продать… Даже за 400 не берут. Денег нет, чтобы жильё покупать. Воспитываю я одна.

Ипотеку мне никто не даст, одинокой маме с тремя детьми. Все отмахиваются, наши дома вообще заброшенные. У нас под ванной огромная сквозная дыра, стены рушатся, а деваться нам некуда, идти тоже некуда. Стена рухнула, МЧС сделали вывод, что всё из-за парёжа из подвала, ремонтировать нам никто не собирается, говорят что это наша личная собственность.

А это сын Маши, Влад

Этим летом во дворе этого же дома на него упало дерево.

Мальчик чудом остался жив, но ещё долго не мог прийти в себя. Ходил ночами, не мог спать, мучали головные боли. Влад панически боялся деревьев. Мама возила сына по врачам, обратилась в полицию. Писала жалобы, заявления, так как аварийным дерево было уже давно, и ещё в мае было выдано разрешение на его спил.

Но получила отписку: раз не убило, значит и состава преступления нет. «Никто, ни одна, извиняюсь, тварь не позвонила и даже не поинтересовалась, как у ребёнка самочувствие. Будто так и должно быть!» – поражается Маша.

Во дворе всё ещё остаются аварийные деревья.

Мусор часто не вывозят неделями. Летом его разносит ветром и уносит в детский сад рядом с общежитиями.

Мусорные баки – источник ценных строительных материалов. Вот из старой мебели девчонки соорудили себе шалаш в «ракете».

Но вернёмся в дом. Нонна Петровна Луйкер переехала сюда в 2007-м, и тогда всё ещё было в порядке.

Нонна Петровна Луйкер, жительница 1-го этажа дома №126:

В 2007-м всё было в порядке, теперь – сами видите. Заливает всё постоянно, кал топят со второго этажа – там алкоголики, наркоманы. Я вот это всё красила, полы такие безобразные были! Тут дырка была, я залепила сама, как могла. С соседями сверху ругаюсь, но страшно, они меня пырнуть могут в любое время. Плотник и слесарь приходил, посмотрел – и всё, на этом аллес. Больше не возвращался. В подвале слизни, огромные. Как весна начинается – ползут, как вечер. Зубы чистишь, а они вылазят. В подвале вода, парилка. Мусор порой не вывозят неделями, летом его относит ветром на территорию садика.

Сейчас 80-ти летняя женщина ищет на свалке доски, чтобы заделать дыры в полу общей кухни.

Но дело, как вы уже догадались, ещё и в потолке. Со слов женщины, этажом выше живут наркоманы и алкоголики.

Сложно представить, но всё это в одном доме. Жители говорят, что делать ремонт бесполезно: всё облазит и покрывается плесенью. Кроме того, многие комнаты за 5-6 тысяч снимают квартиранты, которым нет никакого дела до общего имущества.

Везде ёмкости для сбора воды.

В комнатах – плесень.

С отсыревших стен коридора пузырями слазит штукатурка.

В этом же коридоре люди вынуждены сушить вещи.

И хранить коляски.

Неудивительно, что дети в таком доме постоянно болеют. У Кати с мужем 5 детей, четверо из которых болеют астмой.

Как признаётся Катя, оплачивать коммуналку удаётся не всегда, особенно когда выбор стоит между платёжкой и лекарствами для детей. Прописана почти вся семья в комнате площадью 9 квадратных метров. В этой комнате живут старшие дети. Родители же с младшими на птичьих правах размещаются в комнате напротив (12 кв. метров), из которой их грозятся выселить.

Екатерина Дуздаль, мать пяти детей:

Тут я живу 9 лет, мы уже съезжали отсюда, но дорого снимать. Копить пытались, ничего не получается. Дети все болеют постоянно, муж работает, водитель, но сейчас вот, пока дети болеют, со мной дома он. Я дома в декрете. Дети в школе, в саду, всё посещают. Мы же как-то стараемся с мужем, нормально живём. Другие многодетные пьют, наркоманят, а мы стараемся быть хорошими родителями, хорошими соседями. Мы все на кредитах, на ипотеках, выживаем, но все так живут. Коммуналку платим, задержка есть, но небольшая. Из-за аптеки у меня просто не получается за свет, за газ. Там уже долг, наверное, тысяч 5… За остальное платим 2,5 тысячи.

Когда выбор между светом и лекарствами для ребёнка, я выбираю аптеку. Выйдет муж на работу – мы всё заплатим, сколько там нужно. Нам хотелось бы, конечно, новое жильё, опасно тут. Вот эти пьяные над нами живут, я так боюсь, что они там что-то с газом сделают. Комнату купили на маткапитал года 2 назад. Мы с мужем совершенно одни – как вот эту ипотеку брать? У нас нет ни на кого надежды. Хочется, чтобы на нас внимание обратили, чтобы вот этим страшненько хоть стало, которые всё это крутят-мутят. Вот они с такими вот харями опухшими сюда приехали, когда стена у Машки обрушилась. Такие хари от пьянки, от сауны…

Друг мужа в Москве был, рассказывал, что там всё иначе, с коммуналками расправляются сразу, многодетным семьям уделяют большое внимание.

К слову, в Ижевске аренда двушки – это 12-13 тысяч, коммунальные – ещё 3-4. Многодетная семья по закону имеет право на землю для постройки жилья, а так как детей пятеро – может получить ссуду от государства на частичную компенсацию стоимости строительства. Но одновременно получить ссуду и землю нельзя, таков закон.

Как думаете, что это? Правильно, это душевая…

Коридор

Под ковром – дыра.

А это изобретение жители 4-го этажа называют «парашют». Отвес собирает воду в центр, и она капает в ёмкость струйкой, а не со всего потолка одновременно.

За коммунальные услуги жители дома платят в среднем как за однокомнатную квартиру – от 2,5 до 4,5 тысяч рублей. В графу «Общедомовые нужды» вносят долги хронических неплательщиков, и получается абсурдная ситуация, когда за неплательщиков платят добросовестные. Деньги на капремонт, по заверению УК, тоже идут на оплату долгов дома.

Ситуация с ремонтом в целом похожа на ситуацию, когда больной после аварии истекает кровью, а приехавший на вызов врач начинает лечить ему грибок ногтей.

В доме, где не закрываются двери подъездов, барахлит электропроводка, где затоплен подвал, местами просто нет шифера на крыше, управляющая компания поставила модные светильники с датчиками движения и поменяла в подъезде окна на пластиковые. Но больной всё равно продолжает медленно умирать.

Хотя местами дыры в стенах заложены свежим кирпичом. Местные жители и такому рады.

Было:

Стало:

Но это всё ненадолго. Сыреют стены.

Ползут трещины.

Зато на дверях висят поздравления от районных депутатов.

В некоторых домах этой же серии живут оптимисты.

По данным старших по домам 124 и 126, аварийность домов составляет 64 и 67%, но для признания их аварийными нужно 70. Фундамент 126-го разрушен уже на 80%.

Людмила Стерхова, старшая по дому 126:

Нашему дому 55 лет. Я уже 5 лет борюсь, что у нас в таких условиях люди живут. Сделать чтобы что-то, у нас денег нет на доме, у нас все деньги уходят только на подвал. Если подвал не сушить, мы вообще все плесенью покроемся. Администрация говорит, что мы сами обязаны всё ремонтировать. У меня вот плакала стена, вот реально слёзы были. Я сделала ремонт. А толку? Теперь опять у меня вот сырость… Диван стоит, диван отодвигаешь, а там лужа. Крышу нашу вообще трогать страшно, приходят сбрасывать снег и боятся провалиться.

Раньше у нас даже лестницы не было, ходили по штырям, по голой арматуре. Коляску никак не завезёшь, зимой сидели дома. Теперь хоть сделали более-менее. В апреле-мае должны трубы менять, канализацию. А толку? Что-то меняют – тут же что-то ещё случается. Крышу собирались ремонтировать в 2014-м, но уже 17-й. Соседи залазили на крышу, там шифера нет. Видимо, со снегом скинули. У нас очень много семей с детьми, многодетных семей. Идёшь в администрацию – говорят, что у вас там одни алкаши живут.

У меня 12 квадратов, купила я её за 470, теперь могу продать только за 300. Куда вот переедешь? Это только уехать к родителям, а эту сдавать. Но они сами живут в аварийной новостройке, куда их переселила администрация, у вокзала. Там трещины, плесень, копоть.

Что будет с этими домами? Возьмётся ли кто-то за их спасение? Ведь они уже на грани, и скоро будет слишком поздно. А пока возле парка Космонавтов, в районе с довольно развитой инфраструктурой, рядом с детским садом стоят дома 124 и 126, где можно купить самое дешевое жильё в Городе-сугробе.

Нельзя не вспомнить о том, кто сейчас управляет Удмуртией. Александр Соловьёв – типичный ставленник «ЕдРа», а если быть точным, то прошлого президента республики Волкова. Свой пост он занял фактически без выборов (даже КПРФ и ЛДПР их бойкотировали), и ижевчане сразу его полюбили.

Местные СМИ уверены, что Соловьёв через родственников владеет незадекларированным имуществом в Испании и что в своё время он сделал состояние на строительстве дорог и банкротстве ряда удмуртских предприятий.

На днях кто-то запустил слух (возможно, это была первоапрельская шутка), что Кремль скоро отправит Соловьёва в отставку, но глава Удмуртии заявил, что никуда уходить не собирается. Кроме того, Соловьёв отреагировал на митинги против коррупции: «Мы слышим эти требования и будем противодействовать коррупции по всей строгости закона, невзирая на лица».

Да, кстати, это тот самый человек, что собирался выгнать жителей Удмуртии на уборку снега, когда коммунальщики это задание провалили.

И на сладкое – сегодняшняя новость: Госжилинспекция Удмуртии была признана лучшей в России по версии федерального министерства строительства и ЖКХ.

Вот так живут люди. Я не знаю, что им делать и как им помочь. Помогите распространить этот пост, может быть, получится вытащить несколько семей из ада.

Источник

Понравилась статья жми «нравится»

Похожие статьи


Post Author: admin