21239 Просмотров

Никогда не покупайте комнату в коммуналках


Как въехать на чужом горбу в рай, или Никогда не покупайте комнат в коммуналках

Обратился тут ко мне старый знакомый (назовем его Алексеем) – работник автосервиса, в котором я уже двадцать лет чиню свои машины. Надо, говорит, продать комнату в коммуналке, принадлежащую жене. Родился второй ребенок, хотим купить участок и потихоньку построить на нем большой дом.

Ну, надо так надо, поехали смотреть комнату. Район не айс – левый берег Невы, метро Елизаровская. Рабочая слободка, в которой жилые кварталы густо пересыпаны промзонами. Да и сам дом восторга не вызывал — старый фонд после капремонта, проведенного еще в пятидесятых годах. С перекрытиями все хорошо, но только в тот период считалось, что ванная комната – это буржуазная роскошь, совершенно неуместная в квартирах советских людей. И ванных в таких домах не строили.

Но времена изменились, ходить в баню теперь модно только в хорошей компании и для удовольствия, а не для мытья грязной шеи и прочих частей тела. Поэтому владельцы отдельных квартир перекраивают пространство, сдвигая стены коридоров и комнат, но выделяют под ванные вполне приличные помещения. А вот в коммуналках все сложнее. Комнаты трогать нельзя, коридоры и так забиты барахлом под завязку, поэтому обычно на кухне в уголок ставится душевой поддон или сидячая ванна, и там за занавеской можно хоть как-то помыться. Если кухня большая, делается даже загородка, в которой можно раздеться, перед тем как становиться под душ.

В этой пятикомнатной квартире именно так и было сделано: листами фанеры отделили угол, в него поставили поддон, прикрутили душевую лейку на гибком шланге – ура, квартира стала со всеми удобствами.

Гидроизоляция пола? А кто ее будет делать? Вода льется на стенки? Закроем их старыми занавесками для душа. Полиэтилен воду не пропускает, вот и ладно.

Туалет в квартире штатный, но состояние примерно такое же. Две стены оклеены разномастным кафелем, одна стена из голого бетона со следами клея — с нее кафель просто упал, пол из бетона, в который буквально вдавлена плитка  разного размера и цвета.

В квартире пять комнат, три из них сдаются в аренду. В двух других живут собственники: в одной женщина с взрослым сыном, в другой относительно молодая семья, ждущая первого ребенка.

В коридоре вытертый до дыр линолеум, гирлянды проводов по стенам, покрытым грязными обоями, серые потолки. В кухне не повернуться от древних шкафчиков, между которыми втиснуты стиральные машины, облупившаяся от старости газовая плита и такая же облупившаяся раковина.

Сама комната требует ремонта. 23,6 метра, правильная форма, два окна. Но рамы серые от грязи, стекла все в трещинах, паркет трещит и стонет под ногами, а обои пора было переклеивать лет двадцать назад. В комнате живут два арендатора, Олег и Игорь, рабочие-отделочники на вольных хлебах. Делают ремонты то тут, то там. Иногда сидят без работы.

И мне, и Алексею ясно, что дорого такое имущество не продашь. Еще относительно недавно комнаты продавались по средней цене в 100 тысяч рублей за метр. Но теперь ситуация изменилась. В пригородах как грибы растут жилые районы, в которых можно купить студию всего за полтора миллиона. Да, нужно ждать, пока будет построен дом, потом еще вкладываться в отделку, но в результате ты получаешь отдельную квартиру в новом с иголочки доме. Кто будет вкладывать два с лишним миллиона  в комнату в коммуналке?

Продажи комнат упали, цены тоже. В общем, выставили мы это сокровище за 1600000. Звонков нет. Снизили цену. Звонков нет. Еще снизили. Когда цена упала до 1400000, пошли просмотры. Покупатели приходили, заглядывали на кухню, открывали дверь в туалет и душевую, и смотреть комнату желание у них пропадало.

Это и понятно: в комнате для себя любимого порядок навести можно, а вот состояние мест общего пользования рассказывает о соседях без слов.

Стало понятно, что надо что-то делать, иначе цену придется уронить до самого плинтуса. Я позвонила Алексею и предложила… сделать ремонт санузла. Просто обшить стены пластиковыми панелями, а пол закрыть новым линолеумом. У меня остался небольшой рулон от ремонта своей квартиры, я готова была отдать его бесплатно. Тысяч в 15 я оценила работу, еще в пятерку — материалы. Конечно, это деньги, но при таком состоянии сантехники эту комнату можно продать разве что за миллион, да и то не сразу.

А если вложить 20-35 тысяч, цена будет выше тысяч на 150-200. Согласитесь, это выгодно. И поговорить с соседями, им же потом жить с чистым санузлом, пусть хоть немного поучаствуют.

Соседи участвовать отказались. Им ничего не надо! Их все устраивает! Тебе надо продать, вот и плати. При этом трое из четверых еще совсем недавно говорили о том, что хорошо бы избавиться от этих комнат и вписаться в строящееся жилье или взять ипотеку и купить отдельную квартиру на вторичке.

В общем, на соседей опереться не получилось. Я торопила, Алексей раздумывал.

— А кто это будет делать ремонт за такие деньги?
— Договорись со своими арендаторами. Они же отделочники, им это раз плюнуть.

Арендаторы думали неделю, но никакую сумму за работу так и не озвучили. Правда, долго и туманно рассуждали о том, что недавно они делали санузел за 150 тысяч. Я потеряла терпение и договорилась с мужем моей знакомой, в прошлом отделочником широкого профиля, который в силу возраста и по состоянию здоровья уже не берется за большие заказы, но подрабатывает по мелочи за разумные деньги. Михаил (назовем его так) приехал, посмотрел на этот ужас и согласился.

Алексей выдал ему аванс на материалы. Были привезены панели и мой рулон линолеума. И тут Саша, у которого должен был вот-вот родиться ребенок, встал на дыбы. На линолеум он не согласен! В туалете стоит лоток его кота, под линолеум что-нибудь прольется, и будет пахнуть кошками на всю квартиру. На пол нужна плитка!

Хорошо, говорит Михаил, у меня есть остатки от старых ремонтов. Я этот кафель тебе подарю. И даже плинтуса найду. Но оплати работу, цемент для стяжки и клей. Добавь тысячи три и все будет.

Саша был возмущен до глубины души. Три тысячи?! Да там же и пяти метров не наберется! Ничего не надо, мы потом сами все сделаем! Зашивай стены и вали отсюда уходи.

Стены-то я зашью, соглашается Михаил, только потом тебе придется покупать все то же самое, плюс плитку для пола, плюс плинтуса, плюс звать сантехника чтобы он снял-поставил унитаз и душевой поддон на место. Знаешь, во сколько это тебе обойдется?

Саша хмурился, мрачно ходил мимо работающего Михаила и молчал. Через пару дней все-таки согласился заплатить. Привезли цемент и все такое, Михаил снял унитаз и поддон, и залил стяжку. Старый пол тоже был цементным, но поверхность его была до такой степени кривой и косой, что ни о какой плитке речи быть не могло.

При этом оказалось, что унитаз крепился к полу на соплях: керамические уши с отверстиями под саморезы, которые крепят унитаз к полу, были с трещинами. Чуть тронули, и они отвалились.

— Аааа! Ваш рабочий сломал наш унитаз! – вопили соседи, увидев Алексея.

То, что унитазу этому было сто лет в обед, и чаша его была покрыта трещинами, а поверхностный слой фаянса уже стерся и потемнел, никто не хотел видеть.

— Слушайте, новый компакт российского производства стоит меньше двух тысяч. Ну скиньтесь вы хоть по 500 рублей, вам же потом им и пользоваться, — уговаривал их Михаил.

— Нам ничего не надо, нас и этот унитаз устраивает, — отвечали соседи.

— У тебя же жена беременная, — говорил он Саше. – Ну как она пользуется такой сантехникой? Тут же все насквозь пропитано всякой гадостью.

Саша мрачнел и поджимал губы. А через два дня неожиданно привез новый унитаз, причем даже не самый дешевый.

Михаил начал зашивать стены. Чтобы добраться до той, которая напротив двери, унитаз пришлось снять. И тут соседи как с цепи сорвались. Всем срочно нужно было в туалет, причем каждые пятнадцать минут. Снял? Поставь унитаз на место. Что, ты работаешь? А мне какое дело? Хочунимагу, ставь унитаз обратно. После десятого раза Михаил просто озверел. Досталось соседям, Алексею, а самой крайней оказалась я. Нафиг такую работу, и зачем я его уговорила.

Соседи в долгу не остались. Разгорелся скандал на тему того, что вот ходют тут всякие, грязи нанесли полную кухню, а полы за собой не моют. Михаил за словом в карман не полез: он и так работает почти даром, и мыть за них полы не собирается. Тем более что ремонт они получают бесплатно.

Но дело потихоньку двигалось, туалет был закончен, и дошла очередь до душевой. И оказалось, что фанерная стенка, отделяющая душевую от кухни, практически ни к чему не крепится. Толкни ее посильнее, и рухнет. Как к ней прикручивать новые панели? Да и за прошедшие годы фанера разбухла от пара, искривилась и покрылась пятнами грибка.

Стенку надо было менять. Ну, вы уже догадались. Соседям ничего не было нужно. Старая замечательная стенка их вполне устраивала. Саша тоже умыл руки, посчитав, что новый унитаз – более чем достаточный вклад в благополучие родной коммуналки.

Пять тысяч добавил Алексей. Привезли листы ОСБ, брус, крепеж и прочие строительные шелабушки. Михаил поставил новую стену, сделал новую проводку (старая, по его словам, была такой, что удивительно, как никого до сих пор не убило током), зашил стены панелями и стал ставить на место поддон. Поддон не ставился, потому что в сливе… не было горловины. Вода текла просто вниз, попадая отчасти в трубу, кое-как подведенную под поддон, а отчасти – на потолок к нижним соседям.

— Как вы тут мылись? – изумлялся Михаил.
— Ну да, соседи снизу жаловались, что мы их заливаем, — нехотя признался Саша.
— Купи горловину, я поставлю, она же стоит копейки.

Саша мрачнел и темнел лицом. Но горловину все-таки купил. В общем, дней через 10 ремонт был закончен. Образовалось некоторое количество строительного мусора: четыре мешка, заполненных менее чем до половины.

— А мусор пусть сами выносят, — сказал мне Михаил. — У меня поясница сорвана. И поставил мешки на лестничной площадке у входа в квартиру.

Наступили новогодние праздники, а когда я пришла в коммуналку через две недели, они все еще там и стояли.

— Мальчики, а почему мешки до сих пор тут? Это, конечно, не ваша обязанность, но вы же тут живете. Вам что, не надоело каждый день о них спотыкаться?– с удивлением спросила я ребят, живших в комнате Алексея.
— Их нельзя выбрасывать в бытовой мусор, — стал объяснять мне арендатор Олег, обиженный, что ремонт досталось делать не им. Нужно заказывать машину.
— Ага, а лучше сразу пухто. У вас сколько мусора-то? И двух мешков в целом не наберется. Какая машина? В день по одному мешку донести до помойки – это проблема? Корона с головы свалится?

Денис хмурился и всячески выражал недовольство, но не прошло и десяти дней, как мешки все-таки были вынесены.

Думаете, это конец истории? Нееет, вишенка на торте ждала нас впереди. Соседка, которая категорически отказывалась дать на ремонт даже копейку, после его окончания сразу выставила в продажу свою комнату. По той же цене, по которой продавалась комната Алексея. Только у соседки она на метр больше и состояние чуть получше, так что мне комнату не продать, пока не уйдет соседская.

Так я и мучаюсь до сих пор с этой продажей. После ремонта просмотров стало раз в пять больше, но никто так и соглашается эти несчастные метры купить. Пожелайте, штоле, удачи мне и Алексею.

А я больше никогда и ни при каких обстоятельствах не буду давать клиентам советов что-либо отремонтировать в коммуналках.

И для наглядности: что было и что стало. Вы думаете, хоть кто-то сказал Алексею спасибо?

IMG_4347.JPG

IMG_4347.JPG

IMG_4347.JPG

IMG_4347.JPG

Источник

Похожие статьи


Post Author: admin