Как мы стали героями программы «Квартирный вопрос»



Дело, значит, было так.
Идея поучаствовать в КВ у нас возникла практически одновременно с тем, как программа появилась на НТВ. А это, дай бог памяти, 2001 год.
Но пока мы раскачались, пока собрались написать письмо-заявку, наступил октябрь 2003-го.
Мы жили в двухкомнатной квартире с большой 12-метровой кухней, а нашей Даше в тот момент было 7 месяцев.
IMG_7298
Как я уже однажды говорила, в этой жизни я умею хорошо делать три вещи – рожать детей, писать живые тексты и быть опорой )) Так вот, в письмо, которое мы отправили в редакцию КВ, я постаралась вложить весь свой талант, все, на что только была способна. А Дима мне помогал. Мы написали, кто мы такие, где работаем, чем увлекаемся, какая у нас квартира и что мы жаждем в ней переделать. Получилось легко, емко и весело. В том письме мы хотели заинтересовать программу своей гостиной (на самом деле, мечтали о кухне, но мне тогда почему-то казалось, что если такая планировка в передаче уже была – а она была – к нам точно не приедут).

Письмо отправили и через интернет, и по старинке – почтой.
Я, конечно, на что-то надеялась, но все равно сомневалась – наверняка там просто лавина заявок, можем и потеряться (как потом выяснилось, в редакцию по 100 писем в день приходило, а сейчас, скорее всего, даже больше).

Перед Новым 2004 годом, я, как сейчас помню, чистила картошку к ужину, и вдруг зазвонил домашний телефон. И вот хватаю я его грязными руками, прижимаю плечом к уху и тут же роняю, потому что это редактор КВ. Ааа, я гений, я знала!)) Стены

Я думала, что раз твое письмо выбрали, так сразу приедут и будут снимать.
Нет.
Сначала главному редактору, режиссеру и самой Наталье Мальцевой нужно было на нас посмотреть — как мы держимся перед камерой и насколько, в принципе, адекватны. Поэтому через несколько дней к нам приехала редактор снимать home video.
Сняли.
И тишина.



Через месяц опять звонок. Редактор. Мы всем понравились, говорит, но есть один деликатный момент. Даже не знает, как сказать.Пол










Тут небольшое лирическое отступление. Я на тот момент была еще кормящей мамой, и живого веса во мне было на 10 кило больше, чем сейчас. Понятно, что если ты бомбовоз на ножках, ты об этом смутно догадываешься). Ну, думаю, совсем я не влезла в кадр, откажутся сейчас они от нас.

— Вы можете не стесняться, — отвечаю, а сама закрываю глаза, боясь услышать страшное.
— Вашему мужу нужно немного похудеть.
Я начинаю хохотать, потому что «на его месте должен был быть я». Вот же ж оно как бывает-то.
— Вы уверены, что ему, а не мне?
— Да.
— Ну раз не мне, не вопрос! – сказала я. – Сделаем!

Еще редактор сказала, что этап с home video тоже неокончательный. Теперь мы должны понравиться кому-то из дизайнеров. То есть, кто нас выберет, тот и будет вести проект.
Мебель
Дизайнер не выбирал нас долго, несколько месяцев, и все это время Дима (бедняга) сидел на жесткой диете. Но потом у него случилась командировка в Венгрию, и все, что было сброшено непосильным трудом, он там благополучно наел. Именно в этот момент нас и выбрал дизайнер. Отступать уже было некуда — ни им, ни нам. Значит, будем сниматься, какие есть)



Я была на даче, когда архитектор Юлия Сысоева приехала к нам домой осматривать масштаб предстоящего бедствия. Ее встречал Дима. Она посмотрела квартиру, зашла в гостиную, потом на кухню. И там у нее загорелись глаза.
— А вы не хотите переделать кухню? – спросила она.
Муж выбежал звонить мне.
— Да! Да! Да! – заорала я в трубку. – Кухня! Ура! Соглашайся!
И он согласился.
Мы
Кухня у нас была хоть и просторная, но обычная, с бежевыми обоями «в чайничках». А мебель молодой семье в свое время отдала свекровь. Еще у нас на кухне была кладовка. Я называла ее темной комнатой, а Дима – слепой или тёщиной.
— Почему тёщина-то? – как-то возмутилась я.
— Потому что если теща будет плохо себя вести, ее можно там запереть.

Так вот, первым делом наш дизайнер заинтересовалась кладовкой.
— Снести можно? – спросила она
— Да! – хором ответили мы (я – через телефон).
— А что хотите – стулья или диванчик?
— Диванчик!
Обеденная группа
Съемки проходили во второй половине августа (т.е. с момента отправки заявки прошло 10 мес).
В жизни все происходит так же, как и на экране – ты действительно уезжаешь из квартиры и сходишь с ума, гадая, что там творится. Один день мы потратили на то, чтобы снять сюжет о нас (который в начале программы идет), потом еще один день, чтобы снять, как мы из квартиры уходим. Полуторагодовалая Даша бесчисленное количество дублей не выдержала, и была отдана в соседнюю комнату редакторам, которые там ее развлекали и кормили колбасой.

Помню, как на съемки приехала Наталья Мальцева, а мы ее и не узнали). Она спокойная, улыбчивая, неравнодушная и держится очень просто. Режиссер Роман Кульков – приколист и хохмач. Не было бы у меня мужа, влюбилась бы).
Штучки
Делали кухню долго – 2 недели. И финальный сюжет, как мы приходим и падаем от восторга, снимали уже глубокой ночью.
Я помню, что страшно волновалась. Когда перед нами открылась дверь на кухню и включился свет, в глаза прямо брызнул салатовый цвет. Много-много свежего, сочного салатового цвета. Это было неожиданно здорово. Все такое гладкое, яркое, ослепляющее, и воздуха еще больше, чем было.

Мебель в новой кухне уместили в одну линию – очень удобно. Возле окна выделили обеденную зону и поставили кованую мебель: стол со стеклянной столешницей, стулья и диванчик. На стене напротив окна – веселые штучки из оргстекла с крашеным кокосовым волокном внутри. Их нанизали на металлические тросы и подвесили.
Еще нам сделали натяжной потолок, который буквально через пару дней после окончания съемок проявил себя – выдержал потоп из квартиры сверху.
Кованая мебель
На фото – старая кухня и что, в итоге, получилось.
По качеству – сделали все очень хорошо, водные коммуникации провели отлично (там пришлось переносить мойку и подключать стиральную машину). Все, кто приходил в гости, говорили, что кованые стулья просто неподъемные, но меня это не смущает до сих пор.



Новая кухня настолько диссонировала с остальными комнатами, что пришлось, как это часто бывает с героями КВ, переделывать затем и всю квартиру. Так что первоначально запланированные две недели обитания у моих родителей вылились в общей сложности в 4 месяца, потому что был затеян грандиозный ремонт и глобальный выкинштейн.
Люстра
Эта кухня до сих пор жива и такая же сочная, хотя в той квартире мы уже не живем несколько лет. Когда переезжали в новую, захватили с собой обеденную группу – ту самую кованую мебель и диванчик, они по-прежнему напоминают нам о замечательном приключении 10-летней давности.
И еще об итогах. Участие в Квартирном вопросе полностью перевернуло мои представления об интерьере. С тех пор у меня аллергия на все безлико-бежево-коричневое и расставленное вдоль стен. Только яркие, насыщенные краски, только нестандартные декораторские решения, только обилие света, только хардкор).

Не уходите! Еще статьи по этой теме