6299 Просмотров

Как мне построили дом-халтуру


Когда дело касается стройки, доверие становится, пожалуй, худшим врагом успеха. «Решили работать без договора», «поверил человеку», «дал деньги под честное слово» — адвокаты знают тысячи историй, которые начались с таких слов и закончились полным крахом для того, кто проявил излишнюю сердечность. В ловушку собственной легковерности попал и минчанин Сергей, который планировал построить деревянный дом под Минском и переехать туда с семьей, но вместо этого почти год судится с шабашниками и никак не может понять, почему доказать факт некачественной работы и неосновательного обогащения строителей так сложно. О строительной неуязвимости и кривых, как сабля, стенах, читайте в репортаже Onliner.by.

Дом из бруса и почти семейные отношения

Издалека недостроенный двухэтажный дом Сергея выглядит очень даже симпатично. Да, дерево немного потемнело под воздействием солнца и дождя, но в целом вид радует. Однако благостное впечатление сохраняется ровно до тех пор, пока не подойдешь поближе: чем сильнее вглядываешься в детали, тем больше понимаешь, что с геометрией здания есть серьезные проблемы. Прямых стен и углов здесь практически не найти: все «пляшет» или идет волной, между бревнами видны большие щели. А ведь работала с брусом бригада строителей по рекомендации, один из специалистов и вовсе был знакомым родителей Сергея.

— Этот участок был у меня во владении уже несколько лет, — рассказывает мужчина, который год назад решил расконсервировать залитый когда-то фундамент и наконец возвести дом своей мечты.

Задача не казалась сверхсложной: проект, паспорт застройщика и другие документы были на руках. Оставалось только найти добросовестных исполнителей и закупить необходимые материалы.

— Выбирая между каменным домом и деревянным, решил отдать предпочтение последнему — и не только из-за вопросов экологичности и красоты. В строительстве сруб вроде бы выходит дороже, но потом можно сэкономить на отделке: ты получаешь уже готовые стены, которые достаточно отшлифовать и покрасить. Никакой возни со штукатуркой и прочими этапами.

На дворе было начало 2016 года — время, которое редкий строитель помянет добрым словом. Заказы один за другим не сыпались, люди торговались за каждую сотню тысяч рублей, расценки снизились. Сергей приступил к поиску бригады, которая возвела бы его дом. Мужчина признается: от желающих заняться стройкой не было отбоя, многие демпинговали, но он решил дать возможность заработать землякам, которые выкатили не самый низкий ценник.

— Я родом из Старых Дорог, поэтому и строителей начал искать через родственников и друзей, живущих в этом городе. Просил посоветовать хорошую бригаду из местных. Рассудил: работы в Старых Дорогах почти нет, а людям надо кормить семьи, поэтому поддержу лучше своих земляков, чем вообще посторонних людей. Один из близких родственников и посоветовал мне эту бригаду.

Встретились мы на Крещение. Ребята приехали посмотреть на участок, что в каком состоянии находится, оценили архитектурное решение и сказали, что все могут сделать, проблем не возникнет. Впечатление они произвели неплохое. По возрасту бригада была очень разношерстная — от молодых и активных до людей в возрасте и с большим опытом в стройке. По крайней мере, мне это так преподнесли. Половину бригады из шести человек составляла семья Цумаровых — отец и двое сыновей, один из которых был прорабом и по совместительству бригадиром. Подкупило еще и то, что опытный строитель Леонид Пирогов был хорошим знакомым моих родителей. Казалось, что с такими людьми можно браться за любое дело.

Прежде чем ударить по рукам со строителями, Сергей вместе с женой съездили посмотреть объекты, которые те возводили. В Старых Дорогах им показали несколько домов. С хозяевами поговорить не удалось, как и попасть внутрь домов, но с улицы все выглядело вполне пристойно. Дополнительным бонусом стало то, что у старшего из Цумаровых был выход на поставщика отличного леса по приемлемой цене. То есть стройку можно было начинать со дня на день.

— Бригадир свел меня с поставщиком леса, а также убедил, что строиться можно не из профилированного бруса, а из обычного. С поставщиком мы обговорили цену и сроки поставки — к сожалению, только устно. Устно же скрепили отношения и со строителями. Я хотел заключить договор, но Дмитрий Цумаров попросил меня немного подождать: мол, вот оформлю ИП, и тогда подпишем все бумаги. В общем, никаких документов я так и не увидел, — вспоминает мужчина.

По подсчетам бригадира, на строительство дома площадью почти 200 «квадратов» должно было пойти 70 «кубов» леса плюс балки, стропила и расходники. Сергей внес предоплату, эквивалентную $4 тыс., за древесину (всего сумма за лес составила около $10 тыс.) и приготовился ждать поставку. Пока заготавливался лес, вспоминает минчанин, строители взялись за фундамент: его надо было доделать.

— Ближе к весне лес стал поступать на объект, и ребята принялись за возведение сруба. Все шло неплохо, дом рос. Единственное, что сроки поставки леса срывались: то объем был меньше, чем надо, то возникали еще какие-то трудности. А в апреле строители сообщают: тех 70 «кубов» леса, что я заказал, не хватает. Нужно еще докупить «кубов» 20. Ну, раз надо — значит, надо. Оплатил и этот объем. Забегая вперед, скажу: независимые эксперты установили, что недостача по лесу составляет 13 кубометров (это больше $1000 за саму древесину плюс оплаченные работы по ее рубке). Куда пошло это дерево, совершенно непонятно, его просто невозможно было никуда приткнуть. Хотя рабочие утверждают, что весь объем пошел в отходы.

Строителям я доверял (хорошие рекомендации сделали свое дело) и деньги давал наперед. Естественно, никаких расписок не брал, слова «Дай аванс, семью кормить надо» или «Нужны деньги, чтобы за квартиру рассчитаться» были для меня аргументом. В общей сложности передал им $8520, — подсчитывает Сергей.

Сруб из вашего кошмара

Стройка шла своим чередом, и хозяин радовался тому, как быстро растут стены. К концу весны рабочие вывели два этажа, установили стропильную систему. Правда, после этого с объекта исчезли, объяснив, что дерево должно просохнуть. Впереди им еще предстояли работы с кровлей, а также шлифовка и покраска (эти работы, уверяет Сергей, были оплачены заранее). Недостроенный дом простоял без дела все лето. Мужчина дополнительно отмечает, что строители почему-то не сделали обсад оконных и дверных проемов, который необходимо было выполнить по технологии.

— В какой-то момент я заметил, что дом начало крутить в разные стороны. На дворе лето, работы не ведутся, а стены просто выворачивает. Поехали все углы, появились щели, в которые можно спокойно засунуть пальцы. Тут мне уже стало не до вопросов перерасхода леса (который строители так и не признали) — начал беспокоиться за качество того, что уже сделано.

А когда присмотрелся к дому повнимательнее, понял, что это не дом, а решето, которое никогда не будет держать тепло. Попробуй обогрей зимой постройку, которая вся в дырах! Здесь куда ни глянь — проблема на проблеме. Вот, к примеру, эркер с французским окном. Его 1-й венец имеет ширину 136 сантиметров, а 20-й — 146 сантиметров. Как такое вообще возможно? В каком состоянии они тут работали? Как можно было промахнуться на 10 сантиметров?

Или вот эта конструкция посреди комнаты — она ведь здесь не для красоты. «Замечательные» строители повесили бо́льшую часть нагрузки второго этажа на одну балку, и та, естественно, стала прогибаться на 7—8 сантиметров. Так что пришлось ее поддомкратить и подпереть вот такой колонной, иначе неизвестно, чем все могло бы закончиться.

Фундаментную плиту тоже заливала эта бригада. Сами видите, как провалился пол, причем во всех комнатах.

Также я нашел несколько почти «сквозных» углов. Сейчас-то мы их законопатили, но по технологии щели такого размера не допускаются.

Гораздо позже я узнал, что такие бревна, как у меня, когда рубятся, должны нагелеваться (то есть соединяться между собой попарно) при помощи округлого березового нагеля. Процедура эта довольно трудоемкая и затратная по времени: надо пробурить отверстия на определенном расстоянии друг от друга (до восьми отверстий на длину 6 метров) и забить в них нагели. Мои же работнички пошли другим путем: вместо округлых березовых нагелей взяли дубовые тонкие плашки, которыми и «соединили» бревна, быстро прорезав отверстия бензопилой. Такая работа — что мертвому припарка. Совершенно очевидно, почему стены ведет и крутит: той силы, которая должна их удерживать на месте, просто-напросто нет.

Когда после длительного простоя я все-таки вызвонил строителей и наконец заставил их приехать, разговора у нас не получилось. Я им говорю про то, что недостатки надо устранять за свой счет, а они: обращайся в суд. Ну, ничего другого мне и не оставалось. Чтобы собрать доказательную базу, пришлось потратить немало времени: договора нет, соседи хоть и готовы подтвердить, что эта бригада возводила дом, но этого мало. А я, к сожалению, процесс строительства и работу шабашников не фотографировал. Поэтому обратился в частную компанию для составления технического заключения. Специалисты вынесли свой вердикт. Если кратко, все снести и строить заново из новых материалов. К повторному использованию годятся лишь стропила, балки и материалы для кровли. Сумма ущерба, по оценке профессионалов, составляет 85 530 рублей. Это не мои домыслы и «хотелки», а расчеты по сметам и формулам.

Также 30 ноября 2016 года я подал заявления в ИМНС и прокуратуру Минской области по поводу незаконной предпринимательской деятельности строителей, а в УВД — по факту хищения материалов. В показаниях правоохранительным органам, в том числе УДФР КГК, куда было передано дело, они дают объяснения, что действительно работали у меня на участке, строили дом (указывая, кто какие виды работ осуществлял) и принимали плату в размере $8520.

Суд да дело

— Собрав всю доказательную базу, которая, как мне казалось, полностью проясняет картину, в начале июня этого года я обратился в суд Стародорожского района. Подал иск о взыскании суммы неосновательного обогащения и возмещении убытков, нанесенных строителями. Рассмотрение дела затянулось. Прошло пять судебных заседаний, и только после этого судья вынесла решение: незаконного обогащения со стороны рабочих нет, дом построен, в возмещении убытков отказать. То есть никакого ущерба, по мнению суда, мне нанесено не было. Не понимаю, почему во внимание принимались в первую очередь слова строителей, а не красноречивые факты, которые установили сотрудники УДФР и прокуратуры.

Я просто не мог поверить своим глазам и подал кассационную жалобу в Минский областной суд. В этот понедельник вынесли новое старое решение: в исковых требованиях отказать. Сил просто нет, я в шоке. Почему нельзя было отменить прошлое решение и отправить дело на дополнительное рассмотрение? В нем же столько нестыковок! Запросите объяснения строителей из УДФР, где они под роспись рассказали, что делали и сколько получали. Но выходит, что люди, которые работали без оформления, накосячили, где только могли, в итоге остались без какого-либо наказания. А то, что они извели столько стройматериала, вообще никого не волнует.

Самое обидное, что я доверял строителям, считал их профессионалами, лишний раз не дергал и всегда давал деньги, когда они просили. А как только появились проблемы, на меня все плевать хотели: в возражениях по иску строители вообще начали указывать, что я заплатил им всего лишь $400 в белорусских рублях за весь период работы. С этой суммы бригадир потом и заплатил небольшой налог. На этом все, государственная «кара» закончилась.

Я вот все думаю: это где найти таких дураков, которые пять месяцев бригадой в шесть человек будут работать за 800 рублей? Более того, где-то даже проскальзывала противоречивая информация, что они вернули мне $3500 в белорусских рублях. Хотя в первых объяснениях правоохранительным органам об этом вообще нет ни слова. Как говорится, делайте выводы.

Сейчас я ничего не могу сделать с домом. Все надеюсь, что через суд удастся отстоять свою правоту. А значит, что-то ремонтировать нет смысла: как я потом докажу, что были «косяки»? Предполагаю, что эта бригада продолжает работать и может «осчастливить» еще немало семей, — говорит Сергей.

«Почему не провести госэкспертизу? Часть работ вообще делали не мы»

Молодой бригадир Дмитрий Цумаров, с которым мы связались, чтобы выяснить противоположную точку зрения, претензии не признает и вообще считает проведенную экспертизу недостоверной. Причины обнаруженных проблем он видит в следующем:

— Сергею изначально было все объяснено, когда готовился сам сруб: он делался из сырого леса. Мы ему говорили и показывали, что лес сырой, еще когда только приезжала машина и он принимал бревна. Более того, лес не соответствовал размерам (брус должен быть 18×20, а привезли 18,5×21, 19×20,5) — и это мы ему тоже говорили. Лес сразу был плохой. Так при чем тут я, если лес не соответствует? Ему все это изначально показывали. Но в ответ на все наши замечания — хи-хи да ха-ха, работайте. Мы и работали.

При всем при этом он просил нас не сделать сруб, а помочь ему. Мы просто помогали. Он сам везде присутствовал, командовал, осуществлял контроль за нами. Он давал добро — мы укладывали брус. Теперь он говорит, что диагональ не соответствует. А фундамент переделывать не захотел: все нормально. Кто ему заливал фундамент, я не знаю. Это не мы делали, фундамент уже был.

Причина всего этого — некачественный лес. Он спрашивал, будет ли что-то страшное, если такой использовать. Но так как заказчик все равно собирался обшивать стены, мы сказали, что ничего прямо уж страшного не будет. Мы ему сделали коробку, стропила сделали. А потом приехали другие строители (его друзья и наши знакомые) и вырезали ему огромные проемы, а вместе с ними повырезали и все нагели. Конечно, сруб после этого поведет.

Уже после ухода горе-строителей Сергей вместе с друзьями по уровню укреплял стены при помощи деревянных обсадных планок. Если бы этого не было сделано, проемы вообще разошлись бы в разные стороны

Да и что это вообще за экспертиза у него? Если бы было так, что я коробку поставил — экспертиза пришла и оценила, тогда вопросов нет. Но они вызвали эксперта после того, как все повырезали, поделали. Так где тут моя вина? Давайте в таком случае через четыре года пришлем эксперта, который проверит вообще не мою работу. Нагелевали мы дубовыми плашками, потому что их нам привезли. Что было, с тем и работали.

Мы ему предлагали: давай сделаем нормальную государственную экспертизу (при согласии двух сторон это возможно). Но он напрочь отказывается и подсовывает свою, от частника: мол, мне не надо, я уже сделал. А я этой экспертизе не доверяю, по-моему, они даже не знают, как делать экспертизу деревянного дома.

Еще взял крышу накрыл, так что стропила повыгибало. Так зачем ты такую крышу делал? Он теперь утверждает, что денег нам много дал. Я отдал ему обратно лично в руки $3500. Хотя заплатить за работу он должен был намного больше. Плюс начал в налоговую писать. Так я же заплатил подоходный налог — что от меня хотеть?

— Однако в объяснениях УДФР и прокуратуре, которые вы подписали, нет ни слова о том, что вы вернули Сергею $3500.

— Я это все говорил. Но это надо не мне задавать вопрос, почему эту информацию не внесли. В налоговой можно поднять документы, там есть эта сумма. Я уже ни на что не надеюсь, меня эта история достала.

Дмитрий признается, что дом в Дроздово далеко не первый, который он построил из бруса. Работает молодой человек в основном в Старых Дорогах. Претензий к нему, по его словам, больше никто не имеет.

Однако на все замечания оппонента Сергею есть что сказать:

— Лес поставили хороший. И это не мои слова: экспертиза установила, что 86% бруса было надлежащего качества, по ГОСТу, и только 14% не уложилось в обязательные параметры. Что касается фундаментной плиты, то ее заливала именно эта бригада — соседи могут подтвердить. Совместную экспертизу мне никто не предлагал. Да, рабочие возмущались результатами этой оценки, но встречный вариант не выдвинули. Более того, даже суд не назначил дополнительную судебно-техническую экспертизу. Да и ходатайства от второй стороны об этом не было. Значит, все понимали, что сделанное по моей просьбе исследование объективное и профессиональное.

Также смешными кажутся мне упреки в том, что я сделал тяжелую крышу. Я с самого начала рассказал, какой материал будет применяться при устройстве кровли, мы вместе с Дмитрием ездили выбирать оптимальный вариант по расцветке и конфигурации. Эти же самые рабочие разгружали машину, когда она доставила мягкую кровлю. Какие для них могли быть неожиданности? Как можно было не учитывать предстоящую нагрузку? Ну и заявление о том, что я руководил стройкой, вообще кажется абсурдным, особенно с учетом того факта, что в конце зимы — начале весны я целый месяц был на сессии в другом городе.

Кстати, с налоговой тоже не все так просто. Мной была инициирована повторная проверка, которая должна будет выяснить, какая все-таки сумма была уплачена рабочим. Причем в этот раз будут учитываться не только их слова, но и информация, полученная во время дачи объяснений сотрудникам УДФР и уголовного розыска (по делу о хищении леса).

Источник 

Понравилась статья жми «нравится»

Похожие статьи


Post Author: admin