2568 Просмотров

Преподавательница лишилась трех квартир в Москве


3043090
ФОТО: JOHN SCHULTS / REUTERS

Драки за наследство, особенно если речь идет о дележе объектов недвижимости, в последнее время приобретают все более жестокий характер. В борьбе за метры родственники не останавливаются ни перед чем. И особенно страшно, когда война ведется несправедливая, между соперниками с заведомо неравными силами, например между детьми и взрослыми. Или здоровыми и не очень.

Еще хуже, когда ушлая родня, не имеющая никакого права претендовать на доставшееся близким жилье, пользуется их слабостью и просто выкидывает законных наследников на улицу. Одну такую поистине тошнотворную историю поведала «Дому» риелтор Алина Степанова:

Ко мне обратился клиент, попросивший провести сделку по покупке квартиры в доме на Котельнической набережной. Объявление о продаже жилья он нашел самостоятельно в базе «ЦИАН», а я должна была удостовериться в юридической «чистоте» квартиры и помочь с оформлением.

Изучив документы, я увидела, что позапрошлый переход права на недвижимость выглядел, как минимум, странно: 40-летняя женщина — Ирина — по цене раз в шесть ниже рынка продает дорогую квартиру, доставшуюся ей от деда по наследству, своей 75-летней тете. При этом в договоре было указано, что Ирина сохраняет пожизненное право проживания в квартире. То есть жилье было продано вместе с прописанным человеком.

История преподавательницы, лишившейся трех квартир в Москве
ФОТО: ЕКАТЕРИНА ОВСЯННИКОВА / ФОТОБАНК ЛОРИ

Последний переход права произошел в марте 2016 года: квартиру купили два человека. Легко выяснилось, что один из них размещал в базах недвижимости объявления о ее продаже еще до того, как сам стал собственником — в январе текущего года. Сначала цена была установлена на уровне 15 миллионов рублей, а с апреля она составила уже 23 миллиона.

Увидев все эти нестыковки, мы с руководителем поехали по указанному адресу — это нормальная практика, в ходе проверки «чистоты» объектов мы разговариваем с соседями, ходим в ЖЭК, к участковому…

Первое, что мы увидели на месте, — женские вещи в подъезде. Причем это были неплохие вещи — кожаные сапоги, дубленка… Соседи рассказали, что Ирина, прописанная в выставленной на продажу квартире, проживает на лестничной клетке. Они же пояснили, что женщина выглядит психически нездоровой. Этого в телефонной беседе не стал отрицать и участковый, но, по его словам, вмешиваться в сложившуюся ситуацию он не может.

Клиенту мы тут же предоставили информацию о происходящем и однозначно не рекомендовали эту квартиру к покупке. По сути, на этом можно было и остановиться — свою риелторскую работу я сделала. Но оставить эту историю, не разобравшись, уже не могла.

История преподавательницы, лишившейся трех квартир в Москве
ФОТО: CHAOSS / ФОТОБАНК ЛОРИ

Выяснилось, что Ирина — человек с явными признаками душевного расстройства. Болеет она, по словам соседей, с 2000 года, но у врача никогда не была и официально считается дееспособной. В 2004 году, после смерти матери, женщина получила наследные полквартиры в районе «Таганской» — вторая половина уже принадлежала ей по праву приватизации.

И тут на сцену выходит злой гений Ирины — тетка, сестра отца, Татьяна Яковлевна. Она заставляет женщину (очевидно, какими-то угрозами — например, запереть в психбольнице навечно) оформить доверенность на жилье на имя страшно пьющего отца. Так Ирина лишилась первой квартиры на Таганке.

В 2006 году умер дед Ирины, оставив ей в наследство ту самую шикарную квартиру на престижной Котельнической набережной. Шесть лет Ирина стойко держала оборону, оберегая имущество от посягательств тетки. Но болезнь прогрессировала. В 2012-м произошло ограбление — в квартиру проникли воры и украли ценные вещи, — и тетка не преминула воспользоваться этим, чтобы вновь запугать Ирину. Я рискну предположить, что ограбление инсценировали.

Татьяна Яковлевна убедила Ирину продать квартиру другой своей тетке — Антонине Яковлевне — 75-летней ничего не соображающей пьянице, действующей по указаниям своей сестры. В договоре, как я уже говорила, стоит смешная сумма. Остатками разума Ирина цеплялась за единственное — за прописку на набережной, и тетка вынуждена была включить условие о сохранении ее регистрации в квартире.

История преподавательницы, лишившейся трех квартир в Москве
ФОТО: ВЛАДИМИР ПЕСНЯ / РИА НОВОСТИ

Итак, женщина лишилась уже двух недешевых квартир. Но этого Татьяне Яковлевне было мало. В 2014 году скончался пенсионер-алкоголик — отец Ирины. Он оставил ей уже не квартиру, а комнату в коммуналке, тоже на Таганке. На продажу этой комнаты Ирину долго уговаривать не пришлось. Помещение реализовали по доверенности, формально все действия совершила все та же неадекватная старуха Антонина Яковлевна.

Все. Больше никакого жилья у Ирины не осталось. С 21 ноября, когда суд все-таки лишил ее прописки в квартире на Котельнической набережной, Ирина является бомжом. Ни на одно заседание суда женщина не явилась, свои права даже не пыталась защищать, поэтому решение судьи приняли легко.

Некоторые знакомые пытались помочь. Нанимали Ирине адвоката, писали письма в прокуратуру. Но женщина, к счастью тетки-мошенницы, не ходит в присутственные места, так как опасается, что ее принудительно госпитализируют.

Доказать факт совершения Татьяной Яковлевной преступления — вернее, преступлений — практически невозможно. Ирина никогда не состояла на учете в психоневрологическом диспансере, она имеет право совершать операции с недвижимостью. Свидетелей тому, что ее принуждали и запугивали, нет. А главное: сама Ирина никогда не обратится за помощью.

На данный момент женщина, окончившая школу с золотой медалью и преподававшая английский язык в университете, живет в закутке под лестницей. Спасибо родственникам.

У меня есть деньги, выделенные клиентом, которого я фактически спасла от этой сделки с последующей потерей всех средств — купить ту квартиру означало бы просто выкинуть их в Москву-реку. Он заплатил комиссию целиком, хотя не обязан был этого делать, и выделил определенную сумму на помощь Ирине.

Сейчас она почти не контролирует свои действия, разговаривает с зеркалами — все, кто ее видел, понимают, что человек неадекватен. Мне посоветовали вызвать скорую, чтобы Ирине помогли. Но она панически боится врачей и убежит, и будет ночевать уже не в теплом подъезде, а на какой-нибудь холодной стройке, то есть погибнет.

Я обращалась в Независимую психиатрическую ассоциацию России, причем не призывала ее членов бежать к Ирине с теплым котелком и одеялом, а просила просто обратить внимание на эту ситуацию, как-то помочь. Но помощи не получила — и это, учитывая профиль деятельности организации, просто возмутительно.

Сейчас вмешаться согласился один известный московский юрист. Но все непросто, в частности потому, что у Ирины пропал паспорт.

И еще — мы по следам этой истории завели группу в Facebook — Black List Realty, где добавляем такие «черные» квартиры, то есть объекты, которые категорически нельзя покупать. До сих пор такого списка, кажется, не было.

Источник

Понравилась статья жми «нравится»

Похожие статьи


Post Author: admin